Categories:

Царь Николай Павлович был уверен, что воруют все, кроме одного человека...

Перу Льва Николаевича Толстого принадлежит повесть под названием «Хаджи Мурат». Трагическое повествование о войне на Кавказе чеченцев с русскими. Сам же Хаджи Мурат был татарином, талантливым и смелым командиром. Но не нашел он общего языка с тогдашним чеченским руководителем имамом Шамилем и поэтому решился перейти к русским.

Трагична судьба Хаджи Мурата, как и многих других горцев в те, да и в настоящие времена. Но сегодня я не об этом. Меня привлек один эпизод, где Лев Николаевич с присущей ему иронией рассказывает про царя-батюшку Николая. Этот царь был уверен, что Россия, да и вся Европа ничего не значат без него. Порой царь позволял сам о себе говорить в присутствии других нечто лестное. Привожу краткий отрывок из повести «Хаджи Мурат»:

"Николай был уверен, что воруют все. Он знал, что надо будет наказать теперь интендантских чиновников, и решил отдать их всех в солдаты, но знал тоже, что это не помешает тем, которые займут место уволенных, делать то же самое. Свойство чиновников состояло в том, чтобы красть, его же обязанность состояла в том, чтобы наказывать их, и, как ни надоело это ему, он добросовестно исполнял эту обязанность.

— Видно, у нас в России один только честный человек, — сказал он.

Чернышев тотчас же понял, что этот единственный честный человек в России был сам Николай, и одобрительно улыбнулся.

— Должно быть, так, ваше величество, — сказал он.

— Оставь, я положу резолюцию, — сказал Николай, взяв бумагу и переложив ее на левую сторону стола».

Диана Козел в своей книге рассказов «Потерявшийся ангел» ненавязчиво, но очень интересно передает многие, в том числе трагические эпизоды из современной жизни. Книга помогает людям в укреплении веры в Бога, в желании делать все больше добра другим и просто жить ради славы Божьей. Заказывайте эту и другие книги прямо здесь и из любой страны мира.

Читая Льва Толстого, видишь такое же подобострастие подчиненных, как и в наши дни. Чиновники не имея свободы высказывать свое мнение высшему начальству, а тем более царю, льстят им. А царь уверен, что он единственный честный человек. Ну а то, что он изменял своей жене, казалось невинной забавой. Толстой описывает это следующим образом:
«Когда он в эту ночь вернулся в свою комнату и лег на узкую, жесткую постель, которой он гордился, и покрылся своим плащом, который он считал (и так и говорил) столь же знаменитым, как шляпа Наполеона, он долго не мог заснуть. Он то вспоминал испуганное и восторженное выражение белого лица этой девицы, то могучие, полные плечи своей всегдашней любовницы Нелидовой и делал сравнение между тою и другою. 

О том, что распутство женатого человека было не хорошо, ему и не приходило в голову, и он очень удивился бы, если бы кто-нибудь осудил его за это. Но, несмотря на то, что он был уверен, что поступал так, как должно, у него оставалась какая-то неприятная отрыжка, и, чтобы заглушить это чувство, он стал думать о том, что всегда успокаивало его: о том, какой он великий человек». 

Думаю, что комментарии излишни...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded