?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Светильник Андрея Яковлевича на земле угас. Завтра, как мне сообщили, состоятся его похороны в г.Сакраменто. Он прожил 105 насыщенных смыслом и Божьей любовью лет. Первые годы жизни его проходили в Беловежской пуще. Многие не знают, но к столетию нашего брата мы издали книгу "Сто лет по прекрасным местам", где сам Андрей Прокопчук рассказывает о своей жизни. Книга небольшая и читается легко. Предлагаю вашему вниманию небольшой отрывок, где автор описывает свое детство, как менялась власть и как его отца едва не убили...


Отец Андрея Прокопчука - Яков

"Отец пошел на работу лесным сторожем. В это время настал голод, однако наша семья не очень страдала от этого, потому что отец охотился на зайцев, а хлеб пекли из кореньев травы.

Однажды отец застал человека, который в лесу незаконно пилил деревья для строительства дома.
Отец простил его, но предупредил, чтобы в другой раз, когда он будет делать это, хотя бы постарался хорошо закрыть пень, чтобы проверяющая комиссия не могла обнаружить его, в противном случае лесника ждали неприятности. Но этот человек не внял доброму совету. И когда отец снова застал его на месте преступления, то на этот раз отнял у него топор и написал протокол.

Протокол же не подал в контору, а только напугал этого человека.

Вскоре вспыхнула война Советов с Польшей, и советские солдаты пришли в нашу деревню Кивачины. Зашли и к нам домой два красноармейца, для того чтобы покушать. После еды попросили подарить им серебряные ложки, которыми кушали. Затем приказали отцу идти с ними. Мы сразу поняли, что его выведут за деревню и убьют. Смотря в окно, мы мысленно прощались с отцом. Он шел впереди, а за ним – солдаты с ружьями в руках. К счастью, в это время по улице ехал их начальник и приказал отпустить моего отца. Когда отец вернулся домой, то сказал, что этим начальником стал наш сосед и освободил его. Оказывается, что тот человек, который крал дерево в лесу, подал жалобу на моего отца, что он польский шпион – враг русскому народу. Радость наша была неописуема, что наш отец остался в живых.

Кивачины – большая деревня. Детворы много. И по каким-то причинам дети в деревне разделились на два лагеря и начали враждовать между собою. Вражда привела к войне. Мы уславливались выходить на войну за деревню, чтобы взрослые не видели. Нашим оружием были камни. Почему-то меня называли “броненосцем” и всегда посылали, чтобы я шел в атаку первым. Меня все боялись, потому что я умел попадать в цель. Несмотря на то, что после драки всегда оставались синяки, я гордо говорил: “У меня ничего не болит!”

Вскоре организовали в этой деревне русскую школу. Учился я с большим желанием. Но такие школы долго не просуществовали, потому что польское правительство закрыло их, и мое образование, начальное и среднее, было только на польском языке. В первый день в польской школе узнал, что слово “олувэк” – это карандаш. Мне не трудно было научиться говорить по-польски.

В 1919 году родился в нашей семье еще один член – Георгий. Когда все уходили в поле на работу, меня оставляли его нянчить. Я прилагал все свое старание, чтобы он не плакал. Но как только слышал, что мать уже пришла с поля, начинал щипать братика, чтобы он заплакал, тогда мать брала его на руки, а я – свободен".

Posts from This Journal by “История” Tag

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Free counters!
Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek