trubchyk (trubchyk) wrote,
trubchyk
trubchyk

Приключения с австралийцами

 
Людвиг Комаровский написал мне вначале этого года из Австралии и попросил помощи. Он решил только сейчас посетить место своего рождения в 1940-ом году. Оказалось, что Людвиг, когда ему было всего лишь три годика вместе с мамой добровольно уехал в Германию. Мама его была белорусской, а папа – поляком.
Людвиг не помнит своего папы, потому что его убили партизаны во время войны. Он во время войны при немцах был лесником. Видимо за это и поплатился жизнью.
Но, что удивительно, в памяти Людвига сохранился тот страх и ужас, которые испытывали люди в Ивацевичском районе в Беларуси. Мама решила его увезти чем подальше от Беларуси, в результате чего они оказались в Австралии. Как видно, мама много чего рассказывала Людвигу, потому что он помнит, что его мама жила в деревне Белавичи, посещала церковь в д. Стайки, была членом церкви Христовой в г.Пинске и т.д. Он помнит, что его отец сидел в тюрьме в Пружанах. Жаль, он не знает, где находится прах его отца. Со слов Людвига, кто-то видел его в лесу убитым, но кто это был и где он сейчас – никто не знает.
Еще во времена СССР Людвиг со своей женой Лин приезжали в Польшу, но попасть в Беларусь даже не пытались. Но вот новая Беларусь распахнула перед ними двери. Теперь для граждан Австралии не нужно даже приглашение для того чтобы получить туристическую визу. Но Людвиг таки попросил меня оформить и выслать ему приглашение. У него, правда, есть двоюродный племянник в Гомеле, но с ним что-то не стыковалось и пришлось мне и моей жене всеми этими хлопотами заниматься.
Путешествие по Беларуси, вернее по Брестской области, у них заняло две недели. Пять дней они отдали Ивацевичам, а остальное провели у нас. Людвиг говорит на польско-белорусско-русском языке. Мама научила. Безусловно, что в Австралии он учился на английском и нес службу в федеральном правительстве на английском. Но у нас приходилось говорить и на так называемом нашем языке и на английском. Его жена Лин всегда ждала перевода.
Несколько моментов из его восприятия Беларуси. Во-первых, он ожидал увидеть ужасающую нищету, но был удивлен, что Беларусь все-таки современное государство с развитой инфраструктурой. Во-вторых, его постоянно преследует страх, внушенный ему еще в детстве и переданный ему мамой. К примеру, он поздно вечером ехал на моей машине за рулем. Навстречу ему двигался комбайн. Понятно, что комбайн занимает всю, тем более деревенскую улицу. К тому же, на комбайне только поблескивал маячок, а света не было. Людвиг испугался, что тот не снижая скорости двигается на него, поэтому он затормозил, резко включил заднюю передачу и съехал в переулок.
Рассказывая об этом случае, он говорил, что его просто хотели убить. Я его убеждал, что никто его не хотел убить, в худшем случае может быть водитель комбайна был в нетрезвом состоянии и действительно мог наехать на него. Но это моего гостя не убеждало.
Кстати, этот страх распространяется за пределами нашего отечества. Он касается также и России. И многие просто боятся ехать в наши страны из-за того что им здесь угрожает смертельная опасность.
Садясь в поезд, они говорили, что слышали, что в поезде могут ограбить. И это действительно так, но мы не знаем много случаев ограбления. По причине страха, они приобрели себе не обычные купейные билеты, а взяли номер люкс, за который отдали немалые деньги.
В-третьих, Людвиг изумлялся, что до сих пор везде в Беларуси стоят статуи Ленина и главные улицы и площади носят имена главных противников Бога. Он сказал, что дух антихриста в лице этих статуй и названий улиц присутствует на этой земле и поэтому у нее столько беды.
Людвигу и его жене Лин была по душе наша кухня. Не было случая расстройства желудка. Правда, они исключали из рациона сахар и соль. Избегали также мучных изделий.
Они посетили известные туристические места Беларуси, в том числе музей Тадеуша Костюшко, Брестскую крепость и Беловежскую пущу.
Вышла у нас и неприятность, потому что видимо, когда Людвиг попал в случай с комбайном, он резко переключался из передачи на передачу в результате чего вышел со строя на моей Хонде Аккорд двухмассовый маховик. Когда я зашел на рынок запчастей в Бресте и стал спрашивать сколько стоит сцепление в сборе, торгаши сами приходили в изумление, когда видели на экране своего монитора сумму превышающую 1500 долларов США. Они мне посоветовали обратиться в Минск на станцию обслуживания Хонда-сервис. А там меня еще больше «обрадовали», сказав, что установка сцепления, вместе с запчастями станет мне 2300 долларов США.
Когда я об этом сказал Людвигу, он тоже за голову взялся. Я ничего ему не говорил, что он или не он виноват. Просто объявил ему, что вот такая неприятность. Людвиг сказал, что в Австралии нет таких цен, нужно покупать другую машину лучше. Но, узнав, что такое авто стоит примерно 14000 долларов, переменил тему. На прощание он пообещал, что поможет мне отремонтировать авто. Дай-то Бог!
Расставались мы как лучшие друзья. Мы подружились и наши теперь друзья из Австралии хотят еще раз приехать в Беларусь.
 
Tags: Австралия, Гости, Новости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments