?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Светлана Алексеевич, безусловно, если Бог продлит жизнь, останется в памяти белорусов. Ей поставят памятники, ее труды будут изучать в школе и в ВУЗах. Это, пока, единственный лауреат Нобелевской премии в Беларуси. Читая ее выступление в Стокгольме, также как и ее книги, наполняешься той же болью, переживанием, что и она. В ее словах не видно надежды на Бога, не видно стержня веры в Бога. Ведь истинные христиане в страшные советские годы были исполнены небесной любовью и высшним счастьем, а в словах Светланы Алексиевич - боль, страдание и, как мне показалось, безнадега... Впрочем, размещаю некоторые отрывки из ее выступления, которые я извлек отсюда.



Я жила в стране, где нас с детства учили умирать. Учили смерти. Нам говорили, что человек существует, чтобы отдать себя, чтобы сгореть, чтобы пожертвовать собой. Учили любить человека с ружьем. Если бы я выросла в другой стране, то я бы не смогла пройти этот путь. Зло беспощадно, к нему нужно иметь прививку. Но мы выросли среди палачей и жертв. Пусть наши родители жили в страхе и не все нам рассказывали, а чаще ничего не рассказывали, но сам воздух нашей жизни был отравлен этим. Зло все время подглядывало за нами.

Я написала пять книг, но мне кажется, что все это одна книга. Книга об истории одной утопии ...
Двадцать лет назад мы проводили «красную» империю с проклятиями и со слезами. Сегодня уже можем посмотреть на недавнюю историю спокойно, как на исторический опыт. Это важно, потому что споры о социализме не утихают до сих пор. Выросло новое поколение, у которого другая картина мира, но немало молодых людей опять читают Маркса и Ленина. В русских городах открывают музеи Сталина, ставят ему памятники.

«Красной» империи нет, а «красный» человек остался

Мой отец, он недавно умер, до конца был верующим коммунистом. Хранил свой партийный билет. Я никогда не могу произнести слово «совок», тогда мне пришлось бы так назвать своего отца, «родных», знакомых людей. Друзей. Они все оттуда – из социализма. Среди них много идеалистов. Романтиков. Сегодня их называют по-другому – романтики рабства. Рабы утопии. Я думаю, что все они могли бы прожить другую жизнь, но прожили советскую. Почему?
Всегда меня мучило, что правда не вмещается в одно сердце, в один ум. Что она какая-то раздробленная, ее много, она разная, и рассыпана в мире. У Достоевского есть мысль, что человечество знает о себе больше, гораздо больше, чем оно успело зафиксировать в литературе.

Мы живем быстрее, чем раньше. Содержание рвет форму. Ломает и меняет ее. Все выходит из своих берегов: и музыка, и живопись, и в документе слово вырывается за пределы документа. Нет границ между фактом и вымыслом, одно перетекает в другое. Даже свидетель не беспристрастен. Рассказывая, человек творит, он борется со временем, как скульптор с мрамором. Он – актер и творец.

Про Афганистан

Вместе с медсестрами ездила в госпиталь для мирных афганцев, мы возили детям подарки. Детские игрушки, конфеты, печенье. Мне досталось штук пять плюшевых Мишек. Приехали в госпиталь – длинный барак, из постели и белья у всех только одеяла. Ко мне подошла молодая афганка с ребенком на руках, хотела что-то сказать, за десять лет тут все научились немного говорить по-русски, я дала ребенку игрушку, он взял ее зубами. «Почему зубами?» – удивилась я. Афганка сдернула одеялко с маленького тельца, мальчик был без обеих рук. – Это твои русские бомбили». Кто-то удержал меня, я падала ...
Я видела, как наш «Град» превращает кишлаки в перепаханное поле. Была на афганском кладбище, длинном как кишлак. Где-то посредине кладбища кричала старая афганка. Я вспомнила, как в деревне под Минском вносили в дом цинковый гроб, и как выла мать. Это не человеческий крик был и не звериный ... Похожий на тот, что я слышала на кабульском кладбище ...
Признаюсь, я не сразу стала свободной. Я была искренней со своими героями, и они доверяли мне. У каждого из нас был свой путь к свободе. До Афганистана я верила в социализм с человеческим лицом. Оттуда вернулась свободной от всех иллюзий.
«Прости меня отец, – сказала я при встрече, - ты воспитал меня с верой в коммунистические идеалы, но достаточно один раз увидеть как недавние советские школьники, которых вы с мамой учите, (мои родители были сельские учителя) на чужой земле убивают неизвестных им людей, чтобы все твои слова превратились в прах. Мы – убийцы, папа, понимаешь!?» Отец заплакал.

Про Чернобыль

Радиацию нельзя было увидеть, потрогать, услышать ее запах ... Такой знакомый и незнакомый мир уже окружал нас. Когда я поехала в зону, мне быстро объяснили: цветы рвать нельзя, садиться на траву нельзя, воду из колодца не пить ...Смерть таилась повсюду, но это уже была какая-то другая смерть. Под новыми масками. В незнакомом обличии. Старые люди, пережившие войну, опять уезжали в эвакуацию – смотрели на небо: «Солнце светит ... Нет ни дыма, ни газа. Не стреляют. Ну, разве это война? А надо становиться беженцами».

Что я слышала, когда ездила по России ...

– Модернизация у нас возможна путем шарашек и расстрелов.
– Русский человек вроде бы и не хочет быть богатым, даже боится. Что же он хочет? А он всегда хочет одного: чтобы кто-то другой не стал богатым. Богаче, чем он.
– Честного человека у нас не найдешь, а святые есть.
– Не поротых поколений нам не дождаться; русский человек не понимает свободу, ему нужен казак и плеть.
– Два главных русских слова: война и тюрьма. Своровал, погулял, сел ... вышел и опять сел ...
– Русская жизнь должна быть злая, ничтожная, тогда душа поднимается, она осознает, что не принадлежит этому миру ... Чем грязнее и кровавее, тем больше для нее простора ...
– Для новой революции нет ни сил, ни какого-то сумасшествия. Куража нет. Русскому человеку нужна такая идея, чтобы мороз по коже ...
– Так наша жизнь и болтается – между бардаком и бараком. Коммунизм не умер, труп жив.

Упустили шанс...

Беру на себя смелость сказать, что мы упустили свой шанс, который у нас был в 90-ые годы. На вопрос: какой должна быть страна – сильной или достойной, где людям хорошо жить, выбрали первый – сильной. Сейчас опять время силы. Русские воюют с украинцам. С братьями. У меня отец – беларус, мать – украинка. И так у многих. Русские самолеты бомбят Сирию ...

Время сэконд-хэнд ...

Время надежды сменило время страха. Время повернуло вспять ... Время сэконд-хэнд ...
Теперь я не уверена, что дописала историю «красного» человека ...
У меня три дома – моя беларуская земля, родина моего отца, где я прожила всю жизнь, Украина, родина моей мамы, где я родилась, и великая русская культура, без которой я себя не представляю. Они мне все дороги. Но трудно в наше время говорить о любви.

P.S. Благодарю Бога, что мой отец был верующим в Бога человеком (а не верующим в коммунизм, как у Светланы Алексеевич) и внушил нам своим детям этот небесный оптимизм веры. Мы радовались жизни тогда и благодарим Бога сегодня. Да, мы опечалены неправдой и боремся против нее, но в наших сердцах живет Дух Святой, Который есть залог лучшего для нас, Небесного Царства.



Читайте журналы и книги, которые внушают радость, дают надежду, говорят о Том, Кто победил страх и смерть!!!

Recent Posts from This Journal

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
livejournal
Dec. 8th, 2015 09:40 pm (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal Беларуси! Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
baptisti_vl
Dec. 17th, 2015 06:36 am (UTC)
Вы понимаете, что она лжет? Она пересказывает худшие из европейских сказок о России.

Гордится ей - это все равно что Белоруссия была бы родиной Иуды Искариота и гордилась бы этим...
trubchyk
Dec. 17th, 2015 10:29 am (UTC)
Эти "сказки" я слышал своими ушами от своих дедов и отцов. И это пока еще был железный занавес. Говорили шепотом...
baptisti_vl
Dec. 17th, 2015 06:13 pm (UTC)
вы всерьез верите в эту "правду"?
http://moskva.yodda.ru/news/krasniy_chelovek_v_pravoslavnom_taksi/411199/
Женька Негодяева
May. 4th, 2018 10:48 am (UTC)
частное мнение
Знаете, грустно не от ваших воспомианий и выводовов, а от того, что нет это только ваше видение тех ситуаций, А НЕ ДРУГИХ ЛИЦ. вАШЕ МНЕНИЕ СЛОЖИЛОСЬ В ВАШЕЙ СЕМЬЕ в вашем окружении. Все эпохальные события в Россиии и СССР. не являются государственноыми решениями. Анализируя события Авганистана , Чернобыля. Я не увидела государственных решений, а частно-личностные и в последующем субъективные мнения лиц, влияющих на исторические события. Война санкционируется референдумом: Горбачёв же просто взял взятку от одной из групировок Афганистана на строительство дороги до его городка. И тем развязал войну. Политика в отношении Афганистана должна была быть в виде торговых санкций: не покупать сухофрукты. Наркотики там были местной валютой, единицей обмена. Посылали наркоту на запад, в страны легально использующие наркотики. На сухих яблоках бы выжили бы в России. Мочили бы и компот варили бы. Чёрнобыль - реакция на Афганистан. Месть пленного ссср ского солдата -в последующем -сторожа Чернобольской АС. Его стране отплатила Земля Землетрясением. Всё бы это мы могли бы избежать только дав консультанту по восточному вопросу, историку по образованию, место в детском саду дочери (сидел с ней дома). Думаю, что мир держится на каждом из нас, рыба не гниёт с головы, история начинается с личной ответственности каждого. Наверное ,религия как -то регулирует помыслы каждого. В славянских эсхатологических мифах сначала была любовь: к месту, людям. Будет что-либо благом, любовью для людей, природы, планеты. Какая религия, верование помогает думать подобным образом? Устройство какой страны лучше подходит для русского населения? распределение детских садов, квартир, планирование семьи и детсва? Решений развязывать войну?
( 5 comments — Leave a comment )

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Free counters!
Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek