trubchyk (trubchyk) wrote,
trubchyk
trubchyk

Categories:

Иные были сожжены...

На Полтавщине задержана преступная группировка, которая грабила одиноких престарелых граждан

— Вот, возьмите на память! — Лариса Григорьевна Дьяченко передает мне пропитанную гарью Библию, которую находит на пепелище. — Вечные книги, я еще раз в этом убедилась, в огне не горят.

А вот дом, в котором жила ее 89-летняя тетя, Лидия Петровна Соломко, сгорел практически полностью.

Пожарные, прибывшие ночью по вызову соседей престарелой женщины, искали в клубах дыма пострадавших, но так и не нашли. С момента их приезда и до полной ликвидации пожара прошло шесть часов. Когда все закончилось и начали разбирать конструкции, спасатели обратили внимание на полуобгоревший стул, которым была подперта дверь коморки в коридоре. Открыли ее и в нише обнаружили труп хозяйки. Эксперты установили, что смерть Лидии Соломко наступила в результате отравления угарным газом. Если бы пожарные знали о злосчастной нише, женщину наверняка можно было бы спасти.

На криминальный характер происшествия указывало то, что в доме было все перевернуто вверх дном.

«Лидия Петровна умерла как великомученица, за чужие грехи»

Теперь уже известно, что к смерти духовного наставника Кременчугской воспитательной колонии Лидии Соломко причастны члены организованной преступной группировки, в состав которой входили четверо местных жителей в возрасте 27—28 лет. Трое из них имели раньше судимости за кражи и хранение наркотиков. Один из этих трех, будучи несовершеннолетним, отсидел срок в воспитательной колонии. Он не мог не знать погибшей, даже если не был ее учеником, потому что ее знали все колонисты…

*Многие несовершеннолетние воспитанники Кременчугской колонии Лидию Петровну Соломко называли духовной мамой

Задержанные отрицают, что хотели лишить жизни эту поистине святую женщину, которая делала другим только добро. Мол, их интересовали исключительно деньги, так что пожара никто специально не устраивал. Просто не до конца затушили подожженный рулон старых газет, найденных в доме. Был у них такой метод допроса, они называли его «шоком» — подносить к лицу жертвы огонь, требуя отдать ценности.

Хотя родные и близкие считают, что Лидия Петровна могла опознать бывшего воспитанника колонии для несовершеннолетних, и он этого испугался. Поэтому компания решила избавиться от ненужного свидетеля.

— Да она все отдала бы добровольно и простила бы им, — уверен пресвитер из Золотоноши Черкасской области 38-летний Сергей Скиба, который на протяжении последних двенадцати лет вместе с Лидией Петровной Соломко проповедовал в колониях, где отбывают наказание несовершеннолетние. — Эта женщина всю жизнь несла людям слово Божье, учила придерживаться библейских заповедей. Руководство Кременчугской воспитательной колонии выделило для ее богослужений специальную комнату. Дети, попавшие за колючую проволоку, приходили туда за духовным исцелением и Божьим прощением. Многие из них переосмысливали свои поступки, становились на путь истинный. Лидию Петровну называли своей духовной мамой. Ее любили.

Тем субботним утром пастор должен был заехать за Лидией Петровной, чтобы провести богослужение в колонии. А накануне ночью к ней ворвались грабители.

— Я не поверил своим глазам, когда увидел пепелище, — вздыхает Сергей Скиба. — Теперь мне кажется, что сестра Лидия умерла как великомученица, за чужие грехи.

— Часто, освободившись из колонии, молодые люди приходили к тете в гости, — рассказываетплемянница погибшей Лариса Дьяченко. — Ее дом был всегда открыт — и для единоверцев, и для тех, кого она с помощью Божьего слова сумела вернуть к нормальной жизни. А когда, случалось, ребятам не было куда возвращаться, тетя оставляла их у себя жить. Многие из них, возможно, только благодаря ее заботе впервые узнали, что такое доброта, бескорыстие. А она была счастлива, что помогает людям обрести смысл жизни. Можете представить, сколько душ спасла Лидия Петровна, если только в колонии проповедовала (исключительно на добровольных началах) двадцать три года. А вообще она служила Богу с шестнадцати лет. Тогда же дала обет не выходить замуж, чтобы семейные заботы не мешали избранному ею пути.

— Было время, когда баптистов преследовали, — подключается к разговору сестра покойной Галина Тесленко, бывший педагог. — Но Лида никогда не отрекалась от своей веры. За это ее даже увольняли с работы — после окончания медицинского техникума она долгие годы работала медсестрой и фельдшером в Донбассе, потом в Кременчуге. Шесть месяцев после увольнения не могла нигде устроиться. Поэтому ей были очень понятны проблемы ее воспитанников, которым везде отказывали в приеме на работу. Сестра вечно о ком-то хлопотала, куда-то ездила, с кем-то договаривалась. Говорила: «Я получаю от этого удовольствие». И ребята, которым она помогала, не оставались в долгу — вскапывали ей огород, наводили порядок на подворье…

Кстати, сгоревший дом родители Галины и Лидии в свое время использовали как молитвенный. На одной половине жили сами, а другую, три комнаты, сдавали общине верующих. Там стояло пианино, и по выходным прихожане пели под музыку песни, прославляющие Бога.

И вот в один момент все пошло прахом.

«Забирали все подряд, даже бритвенный станок и еду из холодильника»

Милиция Полтавщины начала фиксировать случаи ограбления одиноких престарелых граждан, в основном проживающих в частном секторе Кременчуга, с конца прошлого года. Потерпевшие рассказывали, что злоумышленники проникали среди ночи в дома и требовали отдать деньги и золотые украшения, отбирали мобильные телефоны и все, что представляло хоть какую-то ценность. После этих «визитов» старики попадали в больницы — кто с поломанными ребрами, кто с черепно-мозговыми травмами. Пережив стресс, они были так напуганы, что не могли даже назвать точное число нападавших, не то что описать их внешность. Тем более, те всегда появлялись в черных масках, скрывающих лица. Отпечатков пальцев на месте преступлений не оставляли, поскольку «работали» в перчатках.

Одной из последних жертв группы налетчиков стал 85-летний Григорий Семенович Швыдь.

— Я проснулся от яркого света фонарика, направленного мне в глаза, — снова волнуется, вспоминая ту кошмарную ночь, пенсионер. — И тут же получил сильный удар в нос. Брызнула кровь, а тот, что бил, рявкнул: «Давай бабло и золото!» «У меня ничего нет!» — начал я отнекиваться. Но после удара в живот решил не сопротивляться. Сказал, где лежат деньги. Там их было пятьсот гривен всего. Забрали, однако не поверили, что я все отдал. Мне связали руки и ноги клейкой лентой, усадили на стул в кухне. Один охранял меня, то и дело избивая, а двое принялись переворачивать в доме все вверх тормашками. Выгребли одежду из шкафов, проверили диваны, матрацы, ковры… По полу рассыпались старые фотографии. Они топтались по ним, а у меня сердце кровью обливалось. Ведь по моей памяти топтались…

*"После пережитого у меня стало часто болеть сердце и до сих пор не оставляет страх", — жалуется 85-летний Григорий Семенович Швыдь (фото автора)

То, что им нравилось, складывали в сумки и в накидки, содранные с кресел: мои новые белые туфли, куртку, плед, который покойная супруга готовила на свадьбу внучке, еще советские большие махровые полотенца, верблюжье одеяло, тюнер от телевизора, одеколон, позолоченный кулон жены… Даже бритвенный станок! И из холодильника все выгребли. Накануне, второго марта, я праздновал день рождения, и много чего со стола осталось. Забрали и мясо, и грибы, и вино. Водку они пили прямо из бутылки, не отходя от холодильника, закусывали солеными огурцами. Еще медали с парадного пиджака сорвали, сволочи!

— Вы вступали с ними в разговор?

— Только спросил: «Что вы делаете? Зачем бьете?» Один ответил с насмешкой: «Жизнь, дед, тяжелая».

Когда непрошеные гости, закрыв дверь кухни, ушли, Григорий Семенович дополз до кухонного стола и достал нож. Зажав его в створке ящика, перерезал скотч сначала на руках, затем на ногах, после чего смог позвать соседей.

Врачи диагностировали у мужчины перелом носа, сотрясение головного мозга и тупую травму живота.

Выписавшись из больницы, пенсионер целую неделю жил в семье сына. Боялся, что преступники к нему вернутся. И только когда из милиции сообщили, что банду задержали, немного успокоился. Первым делом установил на внутренних дверях дополнительные замки. Но страх все равно не покидает старика. И сердце стало постоянно ныть…

«Расчет при выборе жертв был прост: старики всегда хранят дома деньги на черный день и не могут дать отпор»

— Во главе преступной группировки стоял 27-летний кременчужанин Виктор Мироненко (фамилия изменена. — Авт.), нигде не работающий, ранее судимый за кражи, — говоритисполняющий обязанности начальника управления по борьбе с организованной преступностью Полтавской областной милиции Геннадий Бендрик. — В общей сложности эти четверо отобрали преступным путем у граждан пожилого возраста денег и материальных ценностей на сумму не менее 250 тысяч гривен. Их расчет при выборе жертв был прост — старики всегда хранят дома деньги на черный день и не могут дать отпор. То есть разбойное нападение на них — дело, без сомнения, выигрышное.

Об одиноких стариках злоумышленники обычно узнавали, проезжая по улицам в частном секторе. Выведывали нужную им информацию у соседей. Ночью подъезжали к выбранному дому на автомобилях, которые брали у знакомых «напрокат». С собой имели травматическое оружие, палки, биты, зажигалки. В случае, если кто-то пытался оказывать сопротивление, применяли пытки.

«Наследив» в родном городе, злоумышленники переместились в соседние Кировоградскую и Днепропетровскую области. В первой они совершили шесть аналогичных преступлений, во второй — три. Всего от их рук пострадало более двадцати человек. Одна жертва умерла мучительной смертью…

Управление уголовного розыска Полтавской областной милиции и сотрудники УБОП параллельно проверяли полученную информацию о причастности группы лиц к совершенным преступлениям. В одном случае на месте кражи налетчики оставили улику. Правоохранители сопоставили факты, и подозреваемых задержали. У молодчиков изъяли массу вещественных доказательств — награбленное они не успевали сбывать. Тогда-то и выяснились обстоятельства смерти Лидии Петровны Соломко. Задержанные рассказали, что они затолкали старушку в кладовку, чтобы она… не мешала им ее грабить. А подожженную бумагу не до конца затушили.

Начато уголовное производство. Лишь по одной статье — умышленное убийство — подозреваемые могут провести в местах заключения от 10 до 15 лет.

Анна ВОЛКОВА, «ФАКТЫ» (Полтава)

22.05.2014

Tags: Бандитизм, Мученичество, Посвящение, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments