trubchyk (trubchyk) wrote,
trubchyk
trubchyk

Category:

Александр Семченко: Помолитесь обо мне...

11 сентября 2013 года исполнилось ровно три месяца моего пребывания под домашним арестом. И хочу сказать, что дома намного лучше, чем в тюрьме. Срок идет в любом случае, и не важно, находится ли человек в камере или под домашним арестом. Если, не дай Бог, меня приговорят к какому-то реальному сроку заключения, то у меня время заключения уже идет и три месяца я отбыл, а что будет впереди, одному Богу известно.pic_c0a8bf5ec212c6ac725571011bf9dbef

Дома конечно лучше, но это странная ситуация, когда, например, нельзя выйти за входную дверь. У меня на ноге браслет, который подает соответствующие сигналы и можно определить, где я нахожусь в данный момент времени. Если я выйду, например, на лестничную клетку, а это уже считается нарушением, то система слежения может меня уже не распознать, соответственно поступит сигнал и последствия для меня могут быть серьезные, вплоть до заключения в камеру. Меня периодически навещают сотрудники ФСИН, которые осуществляют мою охрану. Вот недавно приехала девушка и провела со мной беседу, правда я так и не понял, о чем была эта беседа, но расписался о том, что со мной провели воспитательную работу о соблюдении правил поведения во время домашнего ареста.
Прибор же, с помощью которого за мной наблюдают, показывает любое нарушение режима, и если нет соответствующей бумаги с подписью и печатью, разрешающей покинуть квартиру для какой-то важной цели, то выход на лестничную клетку или на улицу будет расценен как нарушение режима содержания, фактически, это тоже самое, что побег. Разницы нет, в данном случае, между побегом в Канаду например, и посещением в течении короткого времени соседней квартиры.

Говорят, что беда не приходит одна и в моем случае это тоже так. Некоторое время назад, заболели зубы и пришлось менять два моста. Это сложная и длительная работа стоматологов, а для меня это, как минимум, пять или шесть посещений врача. Мне разрешили посещать стоматологическую клинику и сейчас я каждую пятницу бываю там. Клиника находится рядом с моим домом и имея разрешение следователя я звоню своим охранникам и сообщаю о том, что выхожу из квартиры. Они, соответственно, регистрируют это время, а когда я возвращаюсь, то вновь звоню и сообщаю о том, что вернулся и это время так же регистрируется. Пока у меня нет ни одного нарекания и нет никаких претензий ко мне по поводу соблюдения режима.
Вот так не торопливо идут дни домашнего ареста. У меня выработалось свое собственное расписание, появились особые привычки. Одно дело пробыть дома два или три дня, например, по болезни, а совсем другое дело пробыть дома три месяца..... Да, квартира ухоженная и есть все необходимое для жизни, но все же, ограничение свободы- это одно из самых серьезных и болезненных ограничений придуманных людьми. Я не могу выйти даже в магазин, я не могу вынести мусор, я не могу делать элементарные вещи, к которым мы все привыкли и которые кажутся нам естественные. Все это очень проблематично, а поскольку, как я предполагаю, мое пребывание под домашним арестом, может продлиться еще достаточно долго, то пришлось перестраиваться. Я стараюсь соблюдать режим дня: подъем в восемь утра, а отбой в двенадцать ночи. Днем конечно, можно поспать, если есть желание, никто в этом не ограничивает, как в прочем и в тюрьме.

Есть так же некоторые особенности постоянного пребывания в квартире, ну, например, нельзя все время ходить в домашних тапочках. На подобные мелочи мы обычно не обращаем внимания, живя на свободе. В течении дня мы меняем обувь, в зависимости от того, где находимся, а вот все время находиться в домашних тапочках вредно для здоровья. Врач, который иногда приходит ко мне, ругает меня за то, что хожу в тапочках. У меня в квартире есть беговая дорожка, на которой я ежедневно прохожу по десять километров, в следствии чего даже удается похудеть, несмотря на ограничения в передвижении. Так вот, врач не разрешает мне заниматься и на беговой дорожке в тапочках, говори, что обязательно нужно одевать кроссовки. Вот такие необычные ограничения, и поверьте, это очень странно ходить по своей квартире в уличной обуви. В этом есть нечто неестественное.

Мои друзья проявили самое живое участие и посещают меня. Совещания ВСЕХ (Всероссийское Содружество Евангельских Христиан), по моей просьбе, проходят сейчас у меня на квартире два раза в неделю. Совещание совета церкви «На Шелепихе» так же проходят у меня, обычно совет проходит два раза в месяц. Естественно, что меня посещают мои друзья: это и известные люди и не очень известные. Иногда посетителей так много, что не успеваю выполнить ежедневные пробежки и какие-то другие запланированные дела. Посещают даже те, о ком я позабыл уже и это очень приятно, это большая поддержка от братьев и сестер сейчас для меня.

Жизнь моя перестроилась полностью. Я понял, что Господь хочет, изменений в моей жизни и что у Господа есть ко мне вопросы. Появилось время для того, что бы понять и переосмыслить многое. Я много времени уделяю для молитвы сейчас и составил список тех, о ком молюсь постоянно. Это друзья, родственники, служители ВСЕХ, церковь моя и другие люди, о которых я переживаю и всей душой желаю, что бы Господь благословил их жизнь и служение. Нужно сказать, что молитвенный список получился весьма внушительный. Я прошу Господа, что бы Он дал мне соответствующие чувства, что бы Он научил меня самому главному: молиться, поститься и читать Священное Писание. Я хочу жить постоянно в молитве и посте и изучать Слово Божье, но даже сейчас, когда вроде бы есть много времени, для этого нужно своеобразное духовное усилие.
Итак появилась возможность переосмыслить всю жизнь и доделать то, что я не доделал, или исправить то, что было сделано не верно. Конечно, не все сейчас рады общению со мной и торопятся посетить меня. Некоторые опасаются: как бы чего не вышло. Например, у меня раньше работала секретарь и попав под домашний арест, я попросил ее приехать ко мне на квартиру, что бы завершить некоторые дела, но она отказалась. Ее родители, нерегистрированные баптисты, запретили ей приезжать ко мне: « а вдруг за домом Александра Трофимовича следят?» Это было конечно странно для меня, особенно учитывая происхождение этой церковной группы, но я как-то придумал афоризм: «смелость растет исключительно во времена гонений, а трусость всегда!» и как мне кажется, это точное выражение нашей действительности. Я не осуждаю никого, ни тех, кто испугался, ни тех, кто опасается, ведь за прошедшие двадцать лет выросло новое поколение христиан, которые привыкли к тому, что за христианские убеждения государство не наказывает. А наказывает государство только преступников я понимаю и тех, кто не зная всей подоплеки моего дела, считает: «а возможно Семченко и правда украл и лучше держаться от него подальше!»

Сейчас у меня появилось больше времени подумать о своей душе. В порядке ли моя душа? Конечно нет. В моих молитвах на первом месте «плач о грехах». Когда я подвожу итог дням прожитым, как сказал когда-то В.В. Маяковский «роюсь в днях ярчайших», то я нахожу множество своих грехов и преступлений. Самое обидное, что я это делал уже будучи служителем церкви. Когда мы в суете, в делах, когда мы спорим и отстаиваем свою точку зрения, защищаем свои должности, свое служение, то мы допускаем многое такое, о чем потом становится стыдно. И я вспоминаю, как унижал и обижал людей и все это я делал, как ни странно, ради Царства Божия. Я сделал множество грехов и я понимаю, что это соблазн для других. Когда мы в мире делаем свои «делишки», то на это может быть никто и не обратит внимания, но когда подобное происходит в церкви, то Священное Писание говорит, что таким образом мы бесчестим Имя Божие. Я лишь могу сейчас сказать: «Прости меня Господи!»

Иисус Христос совершил великий подвиг. Он пришел в наш мир в человеческой плоти и принял смерть от человеков, что бы получить возможность прощать грехи, таким, как я. Это настолько непостижимо и удивительно....

Тот мастер, который выстругал Буратино, кажется никогда сам не должен стать одним из Буратин и уж тем более не должен понести неприятностей от них, и уж тем более никогда не должен быть казнен Буратинами. Это кажется невероятным! Но Бог это совершил! Иисус стал частью творения и родился на земле, как человек. Он пострадал от людей и был казнен ими и все это для того, что бы спасти людей. Я благодарю Бога за Иисуса Христа, в котором имею прощение и надежду. Во Христе я имею силы для дальнейшей жизни!

В последнее время я часто думаю о силе Божьей. В Священном Писании сказано: «И вы примите силу когда сойдет на вас Дух Святой...» Почему сегодня христиане и даже служители церкви такие бессильные? Они немощные, они поднимают руки свои в молитве и при этом мало что происходит, хотя некоторые и исцеляются. Помню, члены моей церкви задали мне вопрос: «Чья вера нужна для исцеления? Вера того, кто молится или вера того о ком молятся?» Я ответил, что вера хотя бы одного из них должна присутствовать. К сожалению, в случаях исцеления, чаще всего присутствует вера того, кто нуждается в исцелении. А служители часто молятся только потому, что надо молиться.

Я сегодня нуждаюсь в силе Духа Святого для служения и молюсь об этом Господу. Люди приходят ко мне и я нуждаюсь в особой силе Духа, что бы беседовать с ними и помогать им в их нуждах и проблемах. Я хочу, чтобы ободрение получали все приходящие ко мне.

Лишение свободы, нужно сказать, обостряет различные чувства к людям. И одна из следующих моих просьб в молитве: «Господи! Дай мне любить всех одинаково и особенно друзей, которые отвернулись от меня в это сложное время!» Конечно, по человечески, я бы с большим удовольствием рассчитался бы с ними, когда освобожусь, но это было бы неправильно. Я прошу у Господа силы любить всех, ведь Он именно так и делает. Он не делает разницы между теми, кто пришел к Нему и теми, кто не пришел. Даже, как мне кажется, тех, кто не пришел Он любит больше.

Отдельная тема: «о гонителях». Мой следователь по фамилии Егоров, мастер придумывать различные обвинения «на ровном месте». Про таких говорят: «Шьет белыми нитками по черной скатерти» и у него это здорово получается, а я очень бываю расстроен и зол на него. Но стараюсь думать о том, это Господь допустил и разрешил это. Господь не заставляет людей делать зло, но в некоторых случаях разрешает, допускает слугам дьявола совершать зло. И если Господь допустил это, то нужно ли злиться и обижаться на человека, который причиняет мне зло. Поэтому, в Священном Писании сказано: «Благословляйте гонителей ваших, а не проклинайте..» С каким бы удовольствием я бы молился о том, что бы сошел огонь и пожрал бы всех этих следователей, которые ведут «плохие» дела, против невиновных людей. Но они ведут и «хорошие» дела, расследуют реальные преступления и делают много добра. Благословлять гонителей- это, пожалуй, самое трудное из того, с чем я сегодня сталкиваюсь в своей жизни. Как можно благословлять этих нечестивцев, которые не хотят слышать никакие разумные доводы, не хотят увидеть очевидные факты и рады исполнить «царственный окрик». Это трудно в жизни всегда, а в заточении, когда обостренно чувство справедливости, особенно трудно. Но в такой ситуации проверяется наше христианство.

В Священном Писании сказано, что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. Я же часто ловлю себя на мысли, что я еще «очень великий» человек. Я просматриваю сайты и страницы социальных сетей и огорчаюсь, когда не нахожу упоминаний о себе. Почему люди обо мне забывают? Вспоминаю выражение из одного христианского гимна «я быть ничто желаю», и думаю, что я еще не готов с этим согласиться. Я конечно сейчас «ничто», я заключенный, но я с этим не смирился, я хочу быть великим и хочу, что бы меня освободили, ну пусть не путем вооруженного переворота, но хотя бы при помощи огромного числа петиций, заявлений, писем или демонстраций. Я хочу, что бы имя мое не сходило бы с первых полос самых видных газет, что бы по телевидению постоянно рассказывали о том, как несправедливо обвинение против меня. Вот я какой! А где же смирение? А нет его! И моя молитва Господу о смирении. Я нуждаюсь в этом.

Я перечислил почти все пункты моего молитвенного списка, а все еще сижу под домашним арестом и значит еще не достиг всего того, о чем молюсь, и поэтому прошу: помолитесь обо мне, что бы все это осуществилось в моей жизни и я действительно смог достичь всего просимого, и что бы Бог освободил меня из под ареста. Это последний пункт в моем молитвенном списке.

Александр Семченко
Источник


Tags: Александр Семченко, Арест, Молитвенная нужда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments