trubchyk (trubchyk) wrote,
trubchyk
trubchyk

Categories:

В наступающую ночь его должны были расстрелять, но началась война

Лука Николаевич Дзекуць-Малей - один из известных белорусов, которые ратовали за независимость Беларуси. Он был пламенным проповедником, общественным деятелем и переводчиком. Именно он первый перевел Библию на белорусский язык. Понятно, что советская власть таковых ненавидела и истребляла. Предлагаю вашему вниманию часть истории из его жизни, описанную служителем Брестской церкви ЕХБ Степаном Пекуном: Копия 08 - Дзекуць-Малей
"17 сентября 1939 г. войска Красной Армии перешли польскую границу. Сменилась власть, а с ней и отношение к религии. Главенствующей стала религия атеизма, которая попирала все другие. К этому времени в Советском Союзе на полную катушку раскручивался механизм репрессий. Верующие, вспоминая те времена, отзываются о них так: «И стало всё нельзя». Обучение, съезды, слёты, воскресные поездки, посещение тюрем и больниц - всё было запрещено. Сначала запретили детям участвовать в служении, а затем и молодёжи. Перестали функционировать регентские и библейские курсы. Выживали, кто как мог. Была введена пятидневка. Таким образом, была предпринята попытка устранить воскресенье. Власти вмешивались во внутренние дела церкви.
19 июня 1941 г. Луку Николаевича и его семью арестовали.
Семья сразу же была вывезена в Казахстан, а Лука Николаевич был посажен в тюрьму и, как говорят об этом многие свидетели, приговорён к смертной казни. После ареста, за одну ночь пребывания в тюрьме он полностью стал седым. Вот что рассказал о событиях этих трагических дней сын Луки Николаевича Даниил. Ему шёл тогда одиннадцатый год: «В этот вечер мы долго не могли уснуть. Утром, когда я возвращался, я заметил, что наша собачка дворняжка не выходит, не встречает меня. Мама вышла и сказала, что кто-то отравил её. Пена изо рта у неё шла. И мама сказала, что она была отравлена. Мы долго не могли уснуть. И вечером я с мамой сидел в кухне, а папа читал. Девочки уже спали. И кто-то застучал в дверь. И мама подходит и спрашивает: кто там? В ответ: «Брат Петр из деревни»... Не помню уже какой... Они не раз приходили уже к нам и не раз ночевали. Мама открыла дверь, и вдруг — штыки. Этого брата в сторону, и ворвались к нам: «Руки вверх!» Я был уже раздет и находился только в рубашке. Мама одетая была. Папе сказали раздеться до нижнего белья. Девочкам сказали встать, и штыками согнали. Они хотели одеться, но им сказали, нельзя одеваться. Всех нас согнали в одно место и стали делать обыск. Мы так стояли от половины двенадцатого до пяти утра. Всё что было, документы, фотографии, всё свалено на кучу, потом завязали в простыни. Нам садиться всё это время не разрешали. Папа имел подарок от И. С. Проханова, который получил во время учёбы в семинарии, часы фирмы Павла Буре, ручной работы. Я не знаю, почему их подарили отцу. И папа имел их, как память при себе. И когда ин приходил, то на этажерку их вешал. Потом говорят нам: одевайтесь. Папа говорит: а где часы? Часов нет. А это их главный начальник украл. Простые солдаты, помню их жест, вывернули карманы и сказали: смотрите, мы ничего не имеем. А командир нет. Он сделал вид, что не слышит. И приказал: одевайтесь. Правительство постановило вас в другую область перевести. Папа начал одеваться. Нам дали полчаса на сборы. То, что в руки можно было взять. Мы были не выспаные. Целую ночь стояли под штыками. И командир ходил, кричал на нас, замахивался. Подъехал автомобиль, нас погрузили в него и увезли (говорил со слезами). И помню, папу, наверно, любили люди. Шла женщина и кричала: «Боже, за что?» Помню, их было три или четыре женщины, которые шли и кричали: «За что?» Нас завезли за Шпановичи на товарную станцию и посадили в вагон. Было там шестьдесят семь человек, запомнил я. Это такой товарный вагон.

Shescie-595x416
Шествие по городу, во времена Польши, на крещение

Потом папу вызвали: «Лука Николаевич, может вы хотите в другом месте жить? Кажется, вы имеете родных в Гродно. Пойдёмте, оформим бумаги». Ну, и папа вышел с вагона. А меня что-то тронуло. Я там руку вытянул и кричал: «Папа, папа...» Тут подскочил солдат, меня стволом ружья в нос. Только хрупнуло. Я кровью залился. Мама закричала: «Врача!» Тогда второй подскочил и разорвал штыком ей руку. Нас тогда закрыли и увезли. Как я потом узнал, папу забрали оттуда в тюрьму. И там были тройки такие. Они сидели и приговорили его к смерти. ...И ещё одно. И с этим я никак не могу смириться. Когда нас везли, то хотя бы предусмотрели какой-нибудь уголок, может быть особенно для женщин. Женщины как-то более стыдливые, чем мужчины. Вырубано было в полу вагона отверстие. То некоторые женщины даже по три четыре дня не ходили. Стеснялись. Там заболевание потом пошло. ...Пять недель так везли нас. И мы приехали на место. В Алтайский край. Встретили нас местные дети. Они насмехались: «Паровоз, паровоз, как тебе не стыдно. Спекулянтов к нам привёз...» Так их воспитали. Так их научили»...
Через три дня, 22 июня, началась Великая Отечественная война. Лука Николаевич был освобожден из тюрьмы и оставался служителем церкви до 1944 года. При возвращении фронта в 1944годуЛ.Н.Дзекуць-Малейушёл на Запад. 2 июля 1944 года совершалось последнее богослужение с присутствием Луки Николаевича Дзекуць-Малея и его заместителя, также пресвитера, Филиппа Левчука. Это было прощальное служение. В утреннем богослужении была вечеря Господня. Его вёл Л. Н. Дзекуць-Малей. А вечером было молодёжное служение, которым руководил брат Ф. Левчук. В конце служения они обратились к церкви, чтобы разрешили им оставить Брест и эвакуироваться на Запад. Церковь их благословила и отпустила с миром. Несмотря на подорванное здоровье (операция в Польше, прогрессирующая болезнь сахарным диабетом и др.), свою миссионерскую деятельность Лука Николаевич продолжил в Польше. Нёс служение пресвитера в г. Гданьске. Но вместе с этим нёс и постоянную грусть разлуки со своими дорогими и родными его сердцу братьями и сестрами по вере - белорусами".

Tags: Арест, Война, Дзекуць-Малей, Красный террор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments