trubchyk (trubchyk) wrote,
trubchyk
trubchyk

Страдания... Почему?

cover_rapecki_finish_sloi_rusВ настоящее время редактирую книгу Юрия Рапецкого на русском языке (оригинал на белорусском) "Страдания... Почему?". Если даст Бог, планируем ее издать еще в этом году. Так вот, решил поделиться с читателями размышлениями автора над тем как атеисты объясняют наличие страданий в жизни человека. 

Толкование страданий атеистами 
  
  Атеизм также даёт свой ответ на проблему страдания в человечестве. Атеист просто твердит, что никакого Бога не может быть, если мы замечаем столько несчастных людей, которые находятся в совершенно ужасных условиях жизни. Если бы Бог существовал, то Он никогда не допускал бы столько страданий, сколько по всему миру мы сегодня наблюдаем. Но погодите, когда атеист и вспоминает о страдании, то на каком основании он может даже и прийти к заключению, что страдание является чем-то плохим?

Атеисты полагают, что наш мир и все виды жизни являются механическими и эволюционными процессами. По их мнению, человеческий род начал существовать в результате того, что он стал механическим продуктом природы и вышел из материи, которая на протяжении многих долгих эпох изменялась под влиянием всяческих  сил и процессов, и всё это осуществлялось случайно. Если это так, то вести речь о страдании, как о плохом и нежелательном не имеет никакого смысла. Это просто часть жизни, и жаловаться на жизненные неприятности атеисту не пристало. 
  Атеисты оценивают жизненные ситуации, называя некоторые из них добрыми, а некоторые – злыми. Но если кто-то оценивает ситуации, людей или их поступки, то показывает, что делает это под влиянием неких моральных принципов. Откуда атеист берёт и выбирает себе моральные принципы? От себя? От другого человека? От какого-то учителя? Откуда? Если он сам для себя составляет моральные принципы, то может ли он быть уверен, что его суждения истинны? Кто-то может иметь одно понятие о данном моральном принципе, в то время как другой может иметь другое, может, даже и противоположное. Чей же принцип соответствует истине? В большинстве обществ убийство считается злостным деянием, тем временем как в некоторых примитивных обществах оно прославляется как нечто желанное, доброе и героическое. Кто же здесь прав? Мои взгляды могут отличаться от взглядов другого человека, и если так оно и есть, то такое положение вещей приводит всё человечество в состояние полного хаоса в смысле оценки и утверждения моральных принципов.
  Дело в том, что, если мы говорим о моральных принципах добра и зла, то на самом деле речь идёт о законодателе. Некто, кто выше нас, людей, должен быть тем Законодателем. В брошюре «Почему я не христианин» английский математик и философ-агностик Бертран Рассел рассказывает, как он однажды вёл дебаты с христианским философом Фредериком Капельстаном. Капельстан спросил у Рассела, допускает ли он, что существует добро и зло в человеческой жизни. А тот ответил, что да, он с этим согласен. Капельстан тут же задал следующий вопрос: как он отличает добро от зла. На что Рассел ответил, что различает, где добро или зло, тем же способом, каким отличает один цвет от другого. Капельстан напомнил Расселу: «Но ты отличаешь один цвет от другого зрением, не так ли? Между добром и злом как ты разбираешься?» Рассел быстренько ответил: «На основе своего чувства, чего же ещё?»1 Но вспомним, как уже писали выше, что если в одной культуре убийство считается актом зла, то в другой – желанным и даже героическим, и всё это на основе нашего человеческого чувствования. Кто же здесь прав? Имел ли господин Рассел свой приоритет в таком случае? К сожалению, Капельстан такого вопроса Расселу не задавал.
  Ещё раз спрашиваем: как же мы можем разбираться в оценке доброго или злого, надеясь только на свои персональные или даже групповые чувства и чувствования? На чувства и чувствования кого – Гитлера или Матери Терезы? Кто из них более правдив? Остаётся же только одна возможность – а именно: должен существовать свод законов, который служит эталонным мерилом морали. Большинство из нас допускает, что существует  моральный кодекс, который помогает разбираться между добром и злом. Если оно так и есть, то нам также следует согласиться с тем, что существует  Законодатель, который формировал и формулировал моральные принципы и передал их каждому из нас. Если бы законодателя не было, то не было бы и морального кодекса.  Если бы морального кодекса не было, то не было бы и добра; если бы не было добра, то не было бы и зла. Получается, что, если Бог не есть Творец человеческой жизни, понятия добра и зла остаются бессмысленными.
  Каковы последствия, если Бога нет? Если Его нет, то человек и вселенная закончатся разрушением и смертью, что и делает жизнь абсурдной. Жизнь без Бога не имеет конечного значения или ценности, ибо всё равно всё перестанет существовать. Если человек умирает, то пережитое им утрачивает какое-либо значение. Жил тот человек или не жил, в таком случае не имеет никакой разницы, он пропадёт, и на этом конец. Может, кто-то скажет, что умерший человек во время своей земной жизни сделал много хорошего для других людей. Может, он оказал огромное положительное влияние на ход человеческой истории. Но в таком случае его воздействие на других имело только относительное значение, но никакого окончательного смысла. Если все события в человеческом роде смысла не имеют, потому что жизнь и целая вселенная закончатся разрушением и смертью, то влияние любого человека закончится тем же разрушением, а потому и воздействие полезных поступков доброго человека в конечном счёте также закончится.
  Далее, если Бога нет и наша жизнь заканчивается смертью, то нет никакой разницы, как мы проживём её здесь, на земле: как преступники или как мирные и святые люди. Можно было бы каждому жить так, как нравиться. Достоевский написал, что в отсутствии Бога и нашего бессмертия грешному человеку разрешено делать всё, что ему угодно. А это означает, что в таком мире любому выгоднее всего было бы жить только для себя, удовлетворяя свои собственные желания и не думая о благополучии других людей. Как мы уже выше размышляли, если Бога нет, то нет и объективного стандарта, эталона, по какому оценивать добро и зло. Кто скажет, что поступок самопожертвования ради другого лучше теракта, в котором гибнут тысячи людей? Концепция моральности лишена всякого значения в мире, где отсутствует Бог, потому что в такой обстановке отсутствует всякое стандартное понятие о правильном и неправильном. Здесь может существовать только культурно относительная персональная либо групповая оценка того, что есть хорошее, а что - плохое. В таком моральном вакууме невозможно было бы осуждать войну, угнетение, преступление и называть их злоумышленными, но также невозможно было бы славить кого-либо за самопожертвование, равноправие, любовь и благотворительность другим.
  Если всё в нашем мире и вселенной закончится разрушением и смертью, то возникает в наших сердцах вопрос: ради чего мы тогда живём? В чём заключается цель жизни? Живём ли мы для какой-либо вечной цели? Есть ли некая цель для вселенной? Или же вселенная также разрушится и прекратит своё существование? Для чего появился в мире человеческий род? Почему я появился на свет? Если Бога нет, то вселенная начала существовать случайно, без всякого замысла некого живого творящего существа. Появление человека тогда также случилось как продукт материи, которая на протяжении долгих столетий прошла целый ряд механических преобразований. В таком случае человек ничем не отличается от любой породы насекомых, так как человек и насекомые появились в мире в результате слепой случайности и необходимости. И если говорить о бессмысленности вселенной, животных растений и человечества, то приходится также и заключить, что каждый из нас, как индивидуальная личность, не имеет никакой высшей цели, потому что настанет день, когда и наша жизнь завершится и мы уйдём в небытие. Даже трудно представить, какой будет реальная перспектива для вселенной и каждого человека, если допустить, что Бога нет! В таком мире для каждого из нас не было бы никакой надежды на лучшее завтра, мы остались бы только с чувством отчаяния и пустоты!
  Вот таковы выводы из атеизма. Фридрих Ницше понял последствия отсутствия Бога, и в своих произведениях немало писал на эту тему. К примеру, он рассказывает о сумасшедшем, который утром ходит по рынку с фонарём в руках и кричит: «Ищу Бога!» По причине того, что большинство торговцев  в Бога не верят, они насмехаются над этим человеком и спрашивают у него: «Так что, Бог потерялся?.. Может, Он прячется, или в отъезде, или же эмигрировал?» Сумасшедший тут же останавливается и, смотря на своих слушателей, говорит: «Куда пошёл Бог? – кричит он. – Скажу вам. Мы его убили, следовательно, вы и я – все мы убийцы. Как мы это сделали? Каким способом выпили мы море? Кто дал нам губку, чтобы вытереть ею весь горизонт? Чего мы достигли, когда освободили землю от солнца? Куда она сейчас движется? Не отдаляется ли от всех солнц? Не падаем ли мы постоянно задом назад, в сторону, вперёд – по всем направлениям? Осталось ли пространство над нами, под нами? Не путешествуем ли мы будто по бесконечной пустыне? Не чувствуете ли воздух пустого пространства? Не стало ли холоднее? Не наступает ли неотвратимо ночь и еще более ночей? Не нужно ли зажечь фонари утром? Не слышим ли мы ничего от шума гробокопателей, которые хоронят Бога?.. Бог умер... и мы его убили. Как мы, убийцы всех убийц, будем утешать друг друга?»1 Люди, которые окружали сумасшедшего, молча и с удивлением смотрят на него. Вдруг, бросив фонарь на землю, он говорит: «Рановато я пришёл. Это величайшее событие ещё впереди и пока что не дошло да человеческих ушей».
  Ницше предсказал, что в будущем люди осознают всё значение своего атеизма, с чего и начнётся период нигилизма, когда значение и смысл жизни исчезнут из человеческого понятия. Он писал: «Уже на протяжении некоторого времени вся наша европейская культура движется с палаческим напряжением с одного десятилетия в другое и будто идёт к катастрофе – неспокойно, бешено вперёд, как река, которая желает пробиться до конца, но размышлять уже перестала, так как размышлять она боится».2 Ницше считал, что человечество должно заявить, что Бог умер и в результате этого люди вольны составить свои правила добра и зла. Однако, как уже было сказано выше, кто же из среды людей мог бы стать этим законодателем? На этот вопрос Ницше ясного ответа не дал.

Юрий Рапецкий


Tags: Страдания, Философия, Юрий Рапецкий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments