trubchyk (trubchyk) wrote,
trubchyk
trubchyk

Categories:

Почему продавец на рынке в Тель-Авиве так разозлился?

31-yaffoБудучи в Тель-Авиве мы с женой не преминули заглянуть на местный базарчик, который находится недалеко от набережной. Прохаживаясь между рядами, наполненными одеждой, обувью, продуктами питания и другими товарами я открыл для себя, что продавцы-евреи чем-то похожи на продавцов в бывшем СССР. Вы помните, когда заходишь в магазин, здесь ты чувствовал определённое напряжение. Будучи подростком, по поручению родителей идя в магазин, я старался наизусть отрепетировать, что буду говорить продавцу, потому что боялся его. Ведь тогда самому нельзя было взять товар, его подавал вам продавец, который очень строго смотрел на тебя, что, мол, тебе надо пацан?

Ситуация на рынках бывшего пространства СССР изменилась и теперь всё чаще можно встретить доброжелательных улыбающихся продавцов. Некоторые выступают с резкой критикой в отношении продавцов в США, что на их лицах всегда дежурная улыбка. Критика состоит в том, что это лживые, не настоящие улыбки. В ответ я говорю, что для меня лучше лживая улыбка, чем злобный взгляд.
Так вот, в Тель-Авиве на базарчике мы остановились у одного стола, где было навалено много детской одежды. Продавец очень плохо, но говорил по русски. Моя жена взяла одно платьице и спросила сколько оно стоит? Пока продавец мешкался, я сказал, чтобы начать торг: "Десять шекелей". Продавец моментально взорвался. На плохом русском он стал крыть меня матом, замахнувшись на меня (а я стоял в шаге от него) рукой, как бы пытаясь ударить. 
Удивительно, я сохранял, как говорят, олимпийское спокойствие. Моя жена очень кротко стала успокаивать его, что не переживайте, он ведь не знает. Но продавец продолжал ругаться, злобно смотреть на меня, снова и снова не скупясь на знакомые ему нецензурные слова из русского языка в мой адрес.
- Да перестань, ты, - сказал я ему спокойным тоном, - не кипятись, я же тебе ничего плохого не желаю.
- Что это тебе г...но, что оно стоит десять шекелей? - всё ещё кипятясь, сказал продавец. Наконец, озвучил цену: "Сорок шекелей".
- Пойдём отсюда, - шепнул я жене, дёргая её за рукав. Поблагодарив продавца, моя жена положила платье и мы удалились.
С тех пор меня не оставляет вопрос, отчего же так разозлился еврей-продавец? Ведь любой другой мог бы сказать, что вы уж слишком занизили цену, платьице стоит в четыре раза дороже.
Но, общаясь далее с продавцами на этом рынке, я заметил, что многие из них разговаривали с нами тоже как-то нервозно, мол, ты будешь покупать или только здесь ходишь смотришь, нюхаешь...
Справедливости ради, должен сказать, что таких инцидентов у нас во всём Израиле больше не было. В основном отношение было корректным и доброжелательным. И кстати, на рынке в Тель-Авиве те же хвалённые кремы Мёртвого моря стоят в два, три, а то и в четыре раза дешевле, чем в Кумране или на побережье моря.
Ну вот, такое неправедное богатство в этом мире. В одном месте платишь 40, а в другом - 10 шекелей.

Tags: Рынок, Тель-Авив, Этика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments